21 сентября 2019 года, 06:32 (UTC+9:00) t в Якутске: 0 (09:00)

Заключение по проекту «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации»

В Республике Саха (Якутия) живут представители более 120 национальностей. В связи с этим вопрос межнационального согласия является одним из важных и значимых вопросов в республике. Президентом и Правительством Республики Саха (Якутия) уделяется большое внимание сохранению и укреплению межнационального согласия. Так, 2012 год объявлен в республике Годом единения и дружбы народов Республики Саха (Якутия), который также приурочен 380-летию вхождения Якутии в состав России.
 
Мы согласны, что острота и сложность проблемы межнационального согласия требует выработки государственной политики в этой сфере.
 
Появление «Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации» (далее - Стратегия) чрезвычайно актуальна и воспринимается как позитивное явление.
 
Главным достижением Стратегии надо признать, что впервые в государственных документах подобного уровня введено в качестве цели этнокультурное развитие.
 
Этническая культура создает основу для самореализации личности и народа на исконной среде обитания. Отсутствие этой основы приводит к утере высших духовных устремлений в формировании личности и развитии народа. Позитивная этническая идентичность – основа развитого чувства достоинства человека и народа быть равными в партнерстве цивилизаций и культур. Вызовы глобального мультикультурного мира грозят ассимиляцией языков и культур малых народов.
 
Международное право по защите прав человека непрерывно развивается. Некоторые выдержки из международных документов:
 
Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966):
 
Статья 1.
1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.
 
2. Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.
 
Всеобщая Декларация ЮНЕСКО о культурном разнообразия (2001):
 
Культурные права составляют неотъемлемую часть прав человека, которые являются универсальными, неразделимыми и взаимозависимыми;
 
каждый человек должен иметь возможность для самовыражения, творчества и распространения своих произведений на любом языке по своему выбору, и в частности на своем родном языке;
 
каждый человек имеет право на качественное образование и профессиональную подготовку в условиях полного уважения его культурной самобытности;
 
каждый человек должен иметь возможность участвовать в культурной жизни по своему выбору и придерживаться своих культурных традиций.
 
Культурные права как неотъемлемая часть прав человека, которые являются универсальными, неразделимыми и взаимозависимыми. Также определены в статье 27 Всеобщей декларации прав человека и в статьях 13 и 15 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах.
 
Декларация ООН о правах коренных народов
13 сентября 2007 года:
 
Признавая насущную необходимость уважать и поощрять неотъемлемые права коренных народов, основанные на их политических, экономических и социальных структурах, а также на их культуре, духовных традициях, истории и философии, особенно их прав на свои земли, территории и ресурсы.
 
Ст. 15. Коренные народы имеют право на достоинство и многообразие их культуры, традиций, истории и чаяний, которые должны соответствующим образом отражаться в сфере образования и общественной информации.
 
Ст. 25. Коренные народы имеют право поддерживать и укреплять свою особую духовную связь с традиционно принадлежащими им или иным образом занятыми или используемыми ими землями, территориями, водами и морскими прибрежными водами, а также другими ресурсами и нести свою ответственность перед будущими поколениями в этом отношении.
 
Ст. 29. Коренные народы имеют право на сохранение, контроль, охрану и развитие своего культурного наследия, традиционных знаний и традиционных форм культурного выражения, а также проявлений их научных знаний, технологий и культуры, включая людские и генетические ресурсы, семена, лекарства, знания свойств фауны и флоры, традиции устного творчества, литературные произведения, рисунки, спорт и традиционные игры и изобразительное и исполнительское искусство. Они имеют также право на сохранение, контроль, защиту и развитие своей интеллектуальной собственности на такое культурное наследие, традиционные знания и традиционные формы выражения культуры.
 
Как видно из данных цитат, коллективные права коренных народов установлены в гораздо широком контексте, чем права человека и охватывают политические, социально-экономические, духовно-культурные и личные права, опираются на имущественный иммунитет, обеспечивающий ресурсами жизнедеятельность народов на исконных землях и власть над собственной судьбой.
 
Эти международные акты являются концептуальной правоприменительной основой для анализа проекта Стратегии государственной национальной политики РФ и в свете этого считаем, что проект в настоящее время требует серьезной доработки, а именно:
 
1. Одним из серьезных упущений проекта является предлагаемый в Стратегии перечень терминов и понятий, который дает определение таким терминам, как этническая общность, национальность, коренные народы Российской Федерации, российская нация.
 
Из понятийного аппарата Стратегии:
 
«Российская нация (многонациональный народ Российской Федерации) – сообщество граждан Российской Федерации разной этнической, религиозной, социальной и иной принадлежности, осознающих свою гражданскую общность и политико-правовую связь с российским государством (согражданство)».
 
Определение дано в европейском понимании, что не соответствует сложившемуся понятийному аппарату российской науки и обыденному сознанию русских и напоминает повторение нашего недалекого опыта, когда в нашем многонациональном государстве пытались создать единый советский народ.
 
«Этническая общность (народ, этнонация) – исторически возникшая на основе общих территорий, языка и культуры устойчивая группа людей, обладающая отличительным самосознанием».
 
Ранее под этим понятием понимался уровень этнического развития этносов, не достигших государствообразующего уровня. Далее следовало достижение уровня народа, затем – нации. Введение такого определения вполне современно, но приравнивание всех этносов с численностью более 59 тысяч до 110-миллионного русского народа в одно понятие «Этническая общность» может создать конфликт интересов и идентификаций.
 
«Коренные народы Российской Федерации – народы, исторически проживающие на территории Российской Федерации, внесшие свой вклад в государственное и культурное строительство страны».
 
Данное определение является усеченным вариантом международного определения, что выхолащивает суть понятия.
 
Не раскрыто содержание термина «национально-культурная автономия». Между тем это один из устойчивых терминов, примененных авторами при разработке проекта. При этом необходимо отметить, что в Большом юридическом словаре и Федеральном законе «О национально-культурной автономии» (принятый 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ) понятие «культурная (национально-культурная) автономия» поясняется как автономия обособленной этнической группы в решении вопросов организации образования и других форм своей культурной жизни. Распространяется на всех представителей данной этнической группы, а не на конкретную территорию. В связи, с чем возникает ощущение, что с введением этого термина подменяются понятия «национальные республики» и «автономные округа», которые являются субъектами национальной политики.
 
Нет раскрытия термина «федеративное устройство», нет ссылки на Федеративный Договор как основа формирования федеративного устройства Российской Федерации.
 
Забыты такие оправдавшие себя понятия как «толерантность», «политкультурность», «государственный протекционизм», нация и т.д.
 
Нет ссылки на основополагающие международные акты по правам человека и народов.
 
2. Раздел II носит субъективный нагнетающий характер, не имеющее под собой основания «кризис общероссийской гражданской идентичности, всплеск этнической мобилизации, этнотерриториальный сепаратизм и религиозно-политический экстремизм, возникла опасность распада страны», «… угроза дезинтеграции страны». По всему тексту Стратегии мелькают термины: национализм, этнофобия, радикализм, экстремизм, мигрантофобия, мультикультуризм, терроризм, ксенофобия, расизм, межэтническое насилие, разжигание этнической и религиозной ненависти. В итоге создается впечатление, что Россия – центр межнациональных конфликтов и далека от «демократического государства с высокими стандартами обеспечения этнокультурных прав граждан и многовековыми традициями гармонизации межнациональных отношений (пункт 23.10 проекта Стратегии). Несовершенство документа объясняется тем, что он не учитывает позитивный опыт, накопленный в этой сфере в целом по стране и в субъектах Федерации.
 
Авторы, перечисляя виды межнациональных конфликтов, не приводят неофашизм как один из видов мотивации возникновения конфликтов.
 
3. Переходя к основной части проекта Стратегии – задачи государственной национальной политики в Российской Федерации, необходимо отметить, что раскрытие тезисов в 10 основных задачах приведено неравномерно, отсутствует структуризация.
 
3.1. Серьезной недоработкой проекта является отсутствие необходимости проведения государственной политики в части языка и религии.
 
3.2. Стратегия затрагивает федеративные отношения:
 
- «продолжить практику формирования крупных территориально-промышленных районов в Российской Федерации, апробируя в них новые формы территориального управления, и оптимизации административно-территориального устройства России»;
 
- «учитывать в субъектах Российской Федерации, образовавшихся в результате объединения, этнокультурный фактор, включая традиционные формы самоуправления народов Российской Федерации, и принятие программ поддержки культур и родных языков проживающих на территориях народов» (пункт 23.2).
 
Данный абзац нарушает базовый принцип федеративного устройства Российского государства и противоречит к главе 3 «Федеративное устройство» к Конституции Российской Федерации и Федеративному Договору.
 
В Стратегии ни в одном его разделе не указано, что современное федеративное устройство Российской Федерации привело к опасности распада и угрозе дезинтеграции страны, а наоборот подчеркивается, что «большинство народов нашей страны на протяжении веков формировалось на территории современного российского государства и в этом смысле они являются коренными народами, сыгравшими историческую роль, и в формировании российской государственности и культуры (пункт 6), а «… федеративное устройство Российской Федерации придало импульс этнокультурному развитию народов России» (пункта 9)».
 
Несмотря на это утверждение, Стратегия постепенно подводит к идее необходимости изменения административно-территориального устройства Российской Федерации, конечной целью которой является упразднение национальных республик и национальных округов путем подмены их национально-культурными автономиями. Наконец, стало известно имя носителя этой идеи – миллиардера М.Прохорова. Он 27 октября 2012 г. заявил на съезде политической партии «Гражданская платформа: «Я хочу поставить вопрос на обсуждение: а так ли эффективно разделение нашей страны на национальные округа и национальные республики? Не лучше ли нам честно и открыто обсудить вопрос и прийти к изменению территории к точке зрения экономической целесообразности. Да, для этого придется менять Конституцию, да нужны радикальные изменения межбюджетной системой с переносом основных средств и доходов в муниципальные образования. Далее по его словам, мы «сами и своими руками создали» такие внутренние гетто, создали границы, внутри которых «местная коррумпированная власть угнетает и грабит наших людей всех национальностей».
 
Он руководствуется при этом только принципом экономической целесообразностью. Его, как представителя богатейшей части населения России, не волнует ни сохранение целостности государства, ни обеспечения национальной безопасности России, тем более судьбы коренных народов.
 
Сегодня права коренных народов защищены общими принципами и нормами международного права и национальными законодательствами и являются главным препятствием для свободного доступа олигархического капитала к бесконтрольной и хищнической разработке природных богатств на исконных землях коренных народов и землях их традиционного природопользования, сулящие баснословную прибыль и быстрое обогащение. А утверждение, что в национальных республиках и национальных округах уровень коррупции местной власти выше, чем во властных структурах федеральной власти и в других субъектах, а также «создание гетто» требует основательного доказательства.
 
Ликвидация национальных республик и национальных округов отвечает только интересам олигархического капитала, в дальнейшем транснациональных корпораций и банков. Изменения административно-территориального устройства Российской Федерации через формирование территориально-промышленных районов противоречит Конституции Российской Федерации и Федеративному Договору.
 
Кроме того, объединения субъектов Российской Федерации путем лишения статуса самостоятельного субъекта Российской Федерации автономных округов, не дало положительных результатов в социально-экономическом развитии на территориях проживания коренных малочисленных народов Российской Федерации и ощутимого повышения их уровня жизни. Институтом современного развития был подготовлен доклад о результатах укрупнения регионов, где приведен анализ последствий произведенных укрупнений субъектов Российской Федерации и прогнозу возможных объединений. По итогам анализа Института современного развития отмечается, что от объединения субъектов экономический и административный эффект «нулевой», дальнейшее изменение числа субъектов в рамках той же политики губителен.
 
В стратегии нет ни слова о субъектах национальной политики – национальных республиках и автономных округах.
 
Подмена национальных республик, автономных округов и автономных областей национально-культурной автономией – путь к  потере своей государственности и национальной идентичности коренных народов и не соответствует поставленной в Стратегии цели – достижение Российской Федерацией статуса развитого демократического государства с высокими стандартами обеспечения этнокультурных прав граждан и многовековыми традициями гармонизации межнациональных отношений (пункт 23.10). Данный вариант стратегии государственной национальной политики приведет к дестабилизации обстановки в стране и развалу России.
 
3.3. В экономической сфере:
 
- Нет ни одного слова о бюджетном федерализме.
 
- Ничего нет о правах на ресурсы, земли, собственности коренных народов, этнических общностей, об охране среды их обитания и участия их в охране окружающей среды особенно в период промышленной разработки полезных ископаемых на исконных их землях.
 
- Предусмотрено формирование гибкой системы расселения населения. Что это значит, если используется понятие «население», а не мигрантов? Не грозит ли депортация?
 
- Ничего нет о государственной протекции зоны с суровыми климатическими условиями, приоритете Сибири, Дальнего Востока, Арктики, где решается судьба России в ХХI веке.
 
3.4. В сфере культуры:
 
Одним из основных недостатков Стратегии – в нем даже не упоминается о языковой политике, которая регулируется специальным федеральным законом «О языках народов Российской Федерации».
 
В Стратегии упоминается только о: - «принятии мер по поддержке языков народов Российской Федерации, обусловленные реальными языковыми потребностями и условиями их функционирования». (23.5).
 
Потребности ситуативны, интересы более постоянны. Языковое образование должно быть направлено на обеспечение прав, а не потребностей.
 
«Возрождение традиции переводов классиков отечественной литературы на языки народов России». А перевод с языков народов России на русский и другие языки не предусмотрен. (23.5).
 
3.5. В сфере образования:
 
Данный раздел требует серьезной доработки, так как, тесно связан с языковой политикой (как выше отмечено в проекте стратегии отсутствует) и исходит из концепции подмены понятия «национальная республика» и «автономной округ» понятием «национально-культурная автономия».
 
«Поддержки русского языка как государственного языка Российской Федерации и языка межнационального общения». (23.6). При этом не упоминается о государственных языках субъектов Российской Федерации, нет о языковом образовании коренных народов и 104 народов, на языках которых не ведется обучение и преподавание этих языков.
 
«Проводить на регулярной основе экспертизу федеральной и региональной учебной литературы с целью соответствия требованиям воспитания учащихся в духе дружбы народов и взаимоуважения». (23.6). А обеспечение условий для их создания и издания не предусматривается.
 
3.6. Проблемы миграции
 
Задачи государственной национальной политики в области миграции. (23.7).
 
- Речь идет только об иммиграции, а об эмиграции нет. Между тем выезжают лучшие умы и национальный капитал. Нужны меры по их закреплению на родине и повышению их эффективности для России.
 
- Ничего нет о стимулировании патриотизма у выехавших, по поддержке российских соотечественников, как например, делают в Китае для возвращения китайского капитала.
 
3.7. Власть и гражданское общество
 
«Задачи государственной национальной политики в сфере взаимодействия с институтами гражданского общества». (23.9).
 
- Хотя раздел состоит всего из 4 пунктов, нашлось место для казачества: «развитие инфраструктуры общественных организаций и казачества». В стратегии упоминаются только русские и казачество – общности, названные по имени, а такой подход ставит на неравное положение все остальные народы России и этнические общности.
 
Заключение
 
Стратегия полна двусмысленных положений, что создает основания для опасений разного свойства:
 
- В преамбуле обозначены только негативные выводы о советской и постсоветской национальной политики, нет анализа позитивной практики в целом по стране и в субъектах Российской Федерации.
 
- Нет принципа преемственности национальной политики советской и постсоветской, ранее действовавших концепций, программ и стратегий (Например, Тишковской, Зоринской, Абдулатиповской).
 
- Нет анализа особенностей этнокультурного состояния этнических общностей Российской Федерации и дифференцированного подхода к их решению.
 
- Нет реальных механизмов решения национальных проблем, поскольку упор не делается на обеспечение прав человека как представителя этнокультурной общности.
 
- Русский народ низведен до понятия «этническая общность», нет понятия «государствообразующий народ», самоопределение которого создало де-факто государство Российской Федерации. Отмечается эклектика в использовании понятий, выражающаяся в советской, то в постсоветской, то европейской терминологии, то в обыденном понимании.
 
Не учитываются коллективные права коренных народов.
 
- Нет экономической основы этнокультурного развития (нет права на ресурсы исконной среды, собственности на земли, государственной политики протекционизма этнических общностей, находящихся в трудных климатических условиях и труднодоступных регионах и т.д.). Ни слова не сказано о бюджетном федерализме.
 
- Никак не обозначена территория Российской Федерации как евразийского государства и задача сохранения и развития единого культурного пространства через поддержку культурного разнообразия субъектов РФ.
 
- Нет идеи спасения России посредством приоритета Сибири, Дальнего Востока и Арктики. Появляется угроза не распада и дезинтеграции страны, а скорее нарастает угроза отторжения Азиатской России и Азиатской Арктики через цивилизационные пограничья. Этого нет в Стратегии.
 
В итоге не понятно, что является субъектом Стратегии - или Российское государство, опасающееся распада и дезинтеграции страны, которую надо спасать или государство по форме напоминающее США с объединенными территориями (штатами) и российской нацией, без сохранения их содержания как объединенных государств Америки предстоит создать.
 
Выводы и предложения:
 
- Необходимость и актуальность создания Стратегии очевидна и своевременна.
 
Проект получился идеологическим документом, не решающим обозначенные цели и задачи.
 
Нужно основательно переделать проект Стратегии, привлекая субъекты Российской Федерации.
 
Нужен общий, действенный механизм мониторинга по этнокультурным правам как неотъемлемой части прав коренных народов.
 
Стратегию необходимо принимать не простым большинством голосов, а всеобщим консенсусом, возможно, с правом вето со стороны регионов, так как документ во многом определит дальнейшую судьбу всего государства.
 
Народные депутаты Республики Саха (Якутия) Е.Ю.Алексеева, О.А.Винокурова, З.А.Корнилова, Е.П.Жирков, Е.Х.Голомарева

Опубликовано: 2 ноября, 2012 - 18:15
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом администратору.
Спасибо!
^ Наверх ^
X
Ошибка в тексте:
Сообщить об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице