21 ноября 2017 года, 07:58 (UTC+9:00) t в Якутске: -33.8 (06:00)

Государственное Собрание (Ил Тумэн)
Республики Саха (Якутия)

Официальный сайт

СТЕПНАЯ ДУМА

Андриан Борисов

СТЕПНАЯ ДУМА - ПЕРВЫЙ ОПЫТ ЯКУТСКОГО ПАРЛАМЕНТАРИЗМА

 

В 1827 - 1838 гг. в Якутии действовала Степная Дума - первый представительный орган власти, возникший как результат национального движения якутов, с одной стороны, и либеральных реформ правительства императора Александра I, с другой. Данная тема почти сто лет назад достаточно подробно рассматривалась Л.Г.Левенталем, упоминали о ней Д.М.Павлинов, В.Л.Серошевский, Э.К.Пекарский и Г.Ф.Осмоловский. Позже Якутской Степной Думой интересовались С.А.Токарев, Г.П.Башарин, М.М.Федоров.

 

Якутское самоуправление уходит корнями в седую древность. До колонизации Якутии Россией якуты управлялись тойонами - главами крупных клановых объединений. В последней четверти XVII - XVIII вв. тойонам удалось не только отстоять свои властные полномочия, но и расширить их в рамках русской системы управления Сибири. В частности, они получили право сбора ясака, судебные полномочия и т.п. Общественная активность таких выдающихся деятелей как С.Сыранов, А.Аржаков и др. способствовала становлению улусного административного управления в Якутии. Впрочем, царское правительство, заинтересованное в установлении прочной системы управления сибирскими "инородцами", шло, до известной степени, навстречу властолюбивым тойонам. Но среди мероприятий, направленных на усиление тойонской власти, были и призванные улучшить положение якутского населения в целом: освобождение от тяжелой подводной повинности (казенного извоза товаров), предоставление якутам права решать судебные дела на местах, официальное признание юридических обычаев, открытие школ и пр. Эти меры отвечали народным интересам.

 

В 1822 г. был издан знаменитый "Устав об управлении инородцев", который регулировал правовые отношения коренного населения Сибири. Значительное место в "Уставе" отводилось вопросам местного самоуправления. Формы управления были различными для определенных разрядов, на которые были разделены народы Сибири. "В первый разряд включаются оседлые, то есть живущие в городах и селениях; во второй кочевые, занимающие определенные места по временам года переменяемые; в третий бродячие или ловцы, переходящие с одного места на другие по рекам и урочищам" [5, с.58]. Так, для второго разряда, куда были определены и якуты, кроме Родового Управления предусматривалось создание Инородных Управ для управления несколькими стойбищами и улусами [там же, с.68]. Были определены права и обязанности родовых старост и голов, стоявших во главе Управ. Хотя, применительно к якутам, некоторые положения "Устава" не могли быть использованы. Например, размер стойбищ и улусов, определенных в "Уставе", не соответствовал реально существовавшим подразделениям якутов. Чтобы исправить эти неточности, потребовались усилия якутских тойонов, часто ездивших в Иркутск - тогдашний административный центр Восточной Сибири* - с многочисленными ходатайствами и проектами общественного устройства якутов. Более того, якуты добились учреждения у них Степной Думы. Согласно параграфу 114 "Устава" "многия роды, соединенные в одну общую зависимость, а именно: Забайкальские Буряты, имеют свою Степную Думу" [там же, с.69]. И вот якутские тойоны, специально командированные в Иркутск, доказали правомочность создания Думы и в Якутской области. Параграф 119 определял обязанности Степной Думы: "1) в народоисчислении; 2) в раскладке сборов; 3) в правильном учете всех сумм и общественного имущества; 4) в распространении земледелия и народной промышленности; 5) в ходатайстве у высшего начальства о пользах родовичей" [5, с.70]. В параграфе 202 написано: "Степные Думы представляют общественное собрание и имеют одне хозяйственные обязанности, подобно как Градския Думы" [там же, с.79]. Но как показала практика, деятельность Якутской Степной Думы намного вышла за рамки, установленные "Уставом". Это собрание превратилось в действенный орган национального самоуправления, проведший значительные мероприятия и оставивший глубокий след в истории якутского народа.

 

* В 1824 г. там побывали борогонец И.Мигалкин, кангаласцы С.Кириллин, Н.Рыкунов.

 

27 января 1827 г. было объявлено об учреждении Якутской Степной Думы. С самого начала был заложен принцип выборности заседателей-членов Думы. Так, если главный родоначальник (председатель Думы) избирался на три года, то "временные заседатели" от каждого из 7 улусов Якутского округа переизбирались ежегодно. В составе Думы было семь "непременных заседателей". Ими автоматически становились улусные головы. В число "временных заседателей" попадали наиболее уважаемые и авторитетные люди - бывшие улусные головы, наслежные старосты и родовые старшины. В Думе был письмоводитель, который не имел права голоса. Итого, в Думе было 15 человек. При этом оплачивалась только должность письмоводителя. Приводим имена заседателей первого состава Думы, выявленных на сегодняшний момент: И.Мигалкин, борогонский голова, первый главный родоначальник; Г.Старостин, батурусский голова; А.Сыромятников, баягантайский голова; А.Сыроватский, дюпсинский голова; И.Козлов, кангаласский голова; К.Попов, мегинский голова; И.Винокуров, намский голова; И.Артемьев, батурусский староста; А.Калининский, баягантайский староста; П.Васильев, дюпсинский староста; В.Павлов, кангаласский старшина; Я.Березин, мегинский староста; К.Прокопьев, намский староста. Известно также имя письмоводителя Х.Новгородова.

 

В конце 1820 - 1830-х гг. Дума руководила перераспределением земли и повинностей в улусах. Царское правительство было заинтересовано в этом перераспределении, так как оно могло дать увеличение общей суммы налогообложения. К тому времени ясак платили только те, кто имел землю. И, наоборот, те, кто являлся держателем земельного надела, выполняли повинности. Якуты делились на 5 классов: "а) владеющие землей по окладу полного соболя, его половины и трети; б) владеющие землей по лисичному и полулисичному окладам; в) занимающиеся мастерством, зверопромышленностью и другими постоянными занятиями, равно и скотники; г) состоящие в работе у своих сородовичей и у русских; д) старики, сироты, калеки, совершенно не имущие, прокармливаемые подаянием" [2, с.393 - 394]. В результате переделов третий и четвертый классы, т.е. группы "в" и "г" были наделены землей. Таким образом увеличилось количество владельцев земли. По-видимому, в этот период окончательно определяются границы между улусами и наслегами в Якутском округе.

 

Поскольку в центральных улусах стала ощущаться нехватка земли, Дума организовала поиск новых неосвоенных земель. Данный вопрос нуждается в углубленном изучении.

 

Важнейшим мероприятием, проведенным Думой, является созыв "семиулусного собрания" в Якутске 3 июля 1830 г. Несколько месяцев проходили выборы участников собрания в улусах. Всего в этом собрании приняло участие 482 человека: думцы, наслежные старосты, родовые старшины и особые поверенные, избранные от каждого наслега. Любопытно отметить, что наибольшее число делегатов было от Батурусского улуса (современные Амгинский, Таттинский и Чурапчинский улусы) - 122 человека или 1/4 часть собрания [1, с.168]. Главным вопросом, который обсуждался на собрании, была отправка в Санкт-Петербург якутской депутации для встречи с императором Николаем I.

 

Эта идея вынашивалась уже несколько лет. Члены Думы добивались у правительства разрешения на эту поездку. Целью поездки было "представление ходатайства о своих нуждах и выражения верноподданнических чувств". Дума вела оживленную переписку с улусными Управами, призывая их к скорейшему избранию делегатов собрания и отправке их в Якутск. Одновременно в улусах была распространена специальная "Записка", содержащая перечень вопросов, подлежащих обсуждению на "семиулусном собрании". В ней было 27 пунктов [3, л.6 - 7]. Целый ряд пунктов предусматривал расширение прав Родовых управлений. Например, пункт 14: "никакое дело небывшее сперва в разборе в Родовом управлении непринимается в высшей инстанции" [там же, л.6].

 

Интересен также пункт, где говорится об обязательности присутствия представителей Якутской Степной Думы " при опросах людей (из улусов - А.Б.) во всех присутственных местах" [там же, л.6 об.], т.е. в правительственных учреждениях и судах. Наверное, можно только приветствовать пункт 16, где говорится "уничтоже продажа в уезде питей, прежде разорявшей якутов" [там же, л.6].

 

Разбор документов, связанных с работой "семиулусного собрания" 1830 г., показывает относительно высокий уровень культуры и образованности членов Думы и осознание ими насущных проблем якутского населения. Как показывает сопоставительный анализ программных документов Думы "о нуждах якутов" и аналогичных требований упомянутых выше якутских реформаторов второй половины XVIII в., они почти во всех деталях совпадают. И видно дальнейшее развитие общественно-политического сознания глав якутских улусов. Другими словами, можно сказать, что создание Якутской Думы было подготовлено предыдущими поколениями якутских деятелей. Вспомним "Наказы" якутских улусов 1767 - 1768 гг. в екатерининскую Комиссию по составлению нового Уложения и "План о якутах" А.Аржакова.

 

Собравшиеся в июле 1830 г. в Якутске представители улусов и наслегов должны были выработать единые требования, отражавшие интересы "всех якутских племен" (по образному выражению одного из деятелей Думы). Вот эти требования: "1. Испросить соизволения на заведение в уезде (в Якутии - А.Б.) училища уездного с помощью из казны*; 2. в отдаленности живущим якутам позволение отлучаться далее 500 верст по видам родовых управлений или инородных управ, а не из земского суда брать таковые; 3. третью степень словесного суда с приобщением управлений инородных думе представить ей (т.е. Думе); 4. утверждение степных вновь составленных в Иркутске законов по коему в 1824 году были командированы депутаты**; 5. утвердить поставку казенных тягостей навсегда за якутами; 6. станки предоставить гонять самих по обстоятельству поселенцев***; 7.... (этот пункт пропущен - А.Б.); 8. о не выезде за ревизиею дел членами земского суда чрез два месяца и ревизовать инородные управы областному начальнику или от него командированным чиновникам в год однажды; 9. о излишне имеющихся у города якутских местах по измежеванию обратить якутам что их есть собственные..." Это, по-видимому, не полный перечень, так как в 10-ом пункте этого документа рекомендовалось "поверенным от обществ" - представителям улусов и наслегов привезти в Якутск "записки к общей трактации" [3, л.7 - 7 об.], т.е. свои предложения.

 

* Кангаласский князец С.Сыранов более чем за полвека до этого в разговоре с иркутским губернатором Брилем говорил: "Из якутов некоторые имеют ко обучению детей своих и молодых людей российской грамоте читать и писать охоту" [8, с.158].
** См. примечание 1-е.
*** Якуты стремились освободиться от тяжелой повинности по содержанию станций, расположенных по Иркутскому и Охотскому трактам.

 

Депутация была избрана в составе головы Батурусского улуса Г.Старостина, старосты 1-го Мальжегарского наслега Кангаласского улуса Н.Рыкунова и старосты Кильдемского наслега того же улуса Е.Татаринова. Последний был определен по решению собрания переводчиком и в случае болезни одного из депутатов должен был заменить его. К сожалению, поездка в столицу не состоялась*.

 

* Об обстоятельствах организации этой депутации см. в книге Г.П.Башарина [1, с.168 - 171].

 

"Семиулусное собрание" было первым столь представительным собранием в истории Якутии. Оно произвело неизгладимое впечатление на сознание современников и запечатлелось в народной памяти. По всей видимости, именно это грандиозное событие через 50 лет описали якуты польскому этнографу В.Л.Серошевскому, что дало последнему основание так подробно и обстоятельно охарактеризовать Союзный Совет, существовавший, по его мнению, в древней родовой организации якутов [7, с.453 - 454].

 

22 ноября 1838 г. по распоряжению иркутского генерал-губернатора Якутская Степная Дума была закрыта. Любопытны причины закрытия. Кроме того, что выборы главного родоначальника посеяли вражду между родоначальниками и содержание Думы якобы было обременительно, утверждалось, что якуты никогда не были подчинены, подобно бурятам, одному главному родоначальнику. Хотя якутские тойоны доказывали обратное, указывая на существование в далеком прошлом самодержавного правления якутов в лице полулегендарного Тыгына. Также основанием для этого решения стало то обстоятельство, что "учреждение Степной Думы в многолюдном городе (Якутске) само по себе незаконно" [7, с.483]. Думается, что царские власти были правы только в последнем, ибо активность Думы с самого начала вызывала у них опасения. Ведь Дума проводила достаточно самостоятельную политику, пытаясь добиться больших прав и свобод для якутского населения. Она противодействовала вмешательству царской областной администрации и полиции во внутренний уклад жизни якутов, защищая их право жить по своим обычаям, способствовала развитию якутского землевладения. Замечательна сама практическая деятельность Думы, демократизм в решении вопросов, высокий уровень сознательности ее членов.

 

Якутская Дума не была "организацией, созданной якутским тойонатом для защиты своих классовых интересов" [9, с.151], поскольку тойоны не были классом. С одной стороны, они представляли собой служилое сословие, возникшее на царской службе, а с другой - являлись главами якутской общины. Среди них были образованные люди и талантливые организаторы. Они представляли наиболее передовую часть якутского народа.

 

Выполняя на первых порах посредническую роль между якутским населением и областной, губернской администрацией, Якутская Дума постепенно превратилась в оппозиционный орган власти, претендовавший на известную степень полномочий в управлении краем. Членами Думы были крупные собственники, имевшие авторитет в улусах и опыт в управлении (ранее они занимали должности старшин и старост). За отправление своих должностей они не получали жалованья. Этот орган власти возник не стихийно и не был навязан "сверху". Перед нами уникальный случай в российской истории. Вопрос о создании Думы возник органично как практическое средство решения конкретных проблем, остро стоявших в то время.

 

Деятельность Якутской Степной Думы закрепила определенные традиции якутского самоуправления. В частности, стремление найти компромиссные пути сосуществования местной власти с центром. И изучение истории этого знаменательного явления требует самого пристального внимания.

 

ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА:

  1. Башарин Г.П. История аграрных отношений в Якутии (60-е годы ХVIII - середина ХIХ в.). - М., 1956.
  2. Левенталь Л.Г. Подати, повинности и земля у якутов // Материалы по обычному праву и общественному быту якутов. - Л., 1929. - С.221 - 448.
  3. Национальный архив РС (Я), ф.36, оп.1, д.95.
  4. Павлинов Д.М. Об имущественном праве якутов // Материалы по обычному праву и общественному быту якутов. - Л., 1929. - С.1 - 46.
  5. Памятники права Саха (Якутия) / Под ред. М.М.Федорова. - Якутск, 1994.
  6. Пекарский Э.К., Осмоловский Г.Ф. Якутский род до и после прихода русских // Памятная книжка Якутской области на 1896 г. - Якутск, 1895. Вып.1. - С.1 - 48.
  7. Серошевский В.Л. Якуты. Опыт этнографического исследования. - 2-е изд. - М., 1993.
  8. Софронеев П.С. Якуты в первой половине ХVIII века. - Якутск, 1972.
  9. Токарев С.А. Очерк истории якутского народа. - М., 1940.
  10. Федоров М.М. История правового положения народов Восточной Сибири в составе России. - Иркутск, 1991.
  11. Федоров М.М. Правовое положение народов Восточной Сибири (ХVII - начало ХIХ века). - Якутск, 1978.

 

ИЗ ИСТОРИИ СТЕПНОЙ ДУМЫ

 

СТЕПНАЯ ДУМА, административно-хозяйственный сословный орган местной феодальной знати у кочевых народов Восточной Сибири (якутов, эвенков, бурят, хакасов). Степные думы были учреждены "Уставом об управлении инородцев" 1822 года в некоторых южных округах Иркутской и Енисейской губерний и Якутской области, где феодальные отношения были наиболее развиты. Каждая степная дума состояла из должностных лиц, избранных знатью: главного родоначальника (утверждался генерал-губернатором), его помощников, заседателей и головы (утверждались губернатором). В ведении степных дум находились учет населения округа, раскладка и регламентирование налогов, заведование общественными деньгами и имуществом, "распространение земледелия и народной промышленности", а в дальнейшем и некоторые вопросы управления и суда. Степные думы должны были стать опорой местной царской администрации, ограничивать самостоятельность и самоуправство отдельных представителей знати. Некоторые степные думы (в частности якутские) пытались превратиться в органы местного феодального самоуправления, что вызвало их закрытие (1838 г.); у бурят, эвенков и хакасов степные думы просуществовали до 1884-90 годов.

 

Лит.: Ерошкин Н. П., История государственных учреждений дореволюционной России, 2 изд., М., 1968;
История Сибири с древнейших времен до наших дней, т. 2, М., 1968.

 

РЕФОРМА М. СПЕРАНСКОГО И ЯКУТСКАЯ СТЕПНАЯ ДУМА.

 

В 1820-х годах под руководством М.М. Сперанского готовилась реформа нового управления Сибирью. Она, как и все реформы той поры, готовилась в строжайшей тайне. Положительным явилось стремление авторов, по возможности, приблизить организацию управления к требованиям жизни. Так, в частности "Устав об управлении инородцев Сибири" пресекал попытки местных властей изолировать население Сибири от русского. Он утверждал право ясачных людей на свободный и беспошлинный сбыт своей продукции, открывал въезд в их территории всем торгующим людям, требовал, чтобы казенные продажи ни в коем случае не стесняли "промышленности" частных лиц.

 

Кроме того, М. М. Сперанский и его сотрудники считали, что данный Устав устраняет три основных "неудобства", возникшие в областях - полицейского, судебного и хозяйственного управления инородцами. Данный Устав состоит из 47 частей, содержащих 43 главы и 372 параграфа.

 

По "Уставу управления инородцами" население Сибири было разделено на разряды, узаконивалась система их управления. В нём излагался наказ полицейским, судебным и хозяйственным органам и устанавливался порядок раскладки и сбора податей и несения повинностей.

 

Якуты были отнесены к разряду кочевых инородцев, куда входили кочующие земледельцы, скотоводы и промышленники. К кочующим причислены те, которые занимались охотой, рыболовством и оленеводством (эвены, эвенки, юкагиры).

 

Как частично отмечалось выше, по данному уложению родовое управление наслега состояло из старосты, одного или двух его помощников - старшин. Они занимались сбором податей, учётом населения для определения налогов, полицейским "ближним надзором", осуществляли телесные наказания, функции "суда и словесной расправы" первой степени. Наслежное управление подчинялось инородческой Управе улуса. А родовое управление "бродячих инородцев" имело одного старосту, обладавшего правами и обязанностями, как родового управления, так и Инородческой управы.

 

Инородческая управа улуса состояла из головы, двух выборных и письмоводителя. Она проводила раскладку ясака, других повинностей, следил за внесением в казну всех собранных ценностей, выполняла полицейские функции, и функции суда "словесной расправы" второй степени. А функция третьей степени была возложена "Уставом" на земскую полицию. В Якутской области была создана система управления кочевых и бродячих инородцев в составе 17 улусных инородческих управ и 195 наслежных родовых управлений.

 

Система управления и нормативное регулирование, установленные "Уставом" 1822 г., действовали в Якутской области вплоть до 1917 г.

 

Реформой 1822 г. генерал-губернаторская власть сохранялась. Сибирь была разделена на два генерал-губернаторства: Западносибирское и Восточносибирское с административными центрами в Тобольске (с 1839 г. Омск) и Иркутске. С целью некоторого ограничения возможного злоупотребления личной властью при генерал-губернаторах создавались советы из назначенных царём чиновников. А в Петербурге делами Сибири занимался Сибирский комитет.

 

В состав Восточносибирского генерал-губернаторства вошли Иркутская и вновь образованная Енисейская губернии, а также Якутская область и три особых управления: Охотское, Камчатско-Приморское и Троицко-Савское (Пограничное).

 

При гражданских губернаторах, возглавлявших местную администрацию, действовали совещательные советы, состоящие из чиновников, подчинённых начальнику губернии.

 

Начальники областей (в частности Якутской), в отличие от гражданских губернаторов, сосредотачивали в своих руках гражданские и военные управления.

 

Губернии (в том числе Якутская область) подразделялись на округа с окружными начальниками. Окружная полиция и земский суд находились в ведении земских исправников.

 

По "Уставу об управлении инородцев Сибири", в составлении которого принял деятельное участие будущий декабрист Г. С. Батеньков, у кочевников создавались родовые управы и степные думы, объединяющие группы родов. "Устав" допускал при наличии соответствующих традиций наследственное начало в родоплеменном управлении.

 

В памятниках обычного права якутов, собранных в 1820-х гг., говорится, что ":с самой глубокой древности якутские старшие родоначальники назывались князьями, как речь сия есть природное по происхождению нашему от татар, а не князцами: А из чего выходит, что сие звание есть у нас природное:о названии князя при семи копия с грамоты великого государя царя Петра Алексеевича 1721 г., чему прошло 102 года, да ещё и другие три копии с таковых же грамот доказывают жалованья от Августейших Государей князьями, и именно Кангаласского улуса Бортон и Кучунян Мазарины в 1709 г. пожалованы князьями, и подносятся при сём две подлинныя грамоты о пожаловании одного кангаласского Мазары, другаго мегинского Чугуна князьями, и ему прошло 146 годов, подлинники же сих грамот хранились в Якутском областном архиве:"

 

Ссылаясь на именной указ Екатерины II от 19 января 1790 г. (по проекту А. Аржакова) о введении выборной должности областного Головы, составители сборника якутского обычного права пишут о том, что якуты на эту должность выбрали Софрона Сыранова, "но выбор этот тогдашним областным начальством неизвестно по каким причинам был оставлен:" На этой основе они просили царя позволить им иметь областного Голову.

 

В Якутском округе, включающем в свой состав семь инородческих управ, по решению Областного правления от 27 января 1827 г. была создана Якутская степная дума. В феврале этого же года состоялись выборы главного родоначальника и временных заседателей. 11 марта 1827 г. дума была объявлена открытой. Дума вела демографический подсчет населения, раскладку сборов, распространяла навыки земледелия, "народной промышленности" и другие обязанности, подчинялась Областному управлению. Главный родоначальник Степной думы утверждался генерал-губернатором Восточной Сибири. Им был избран борогонский голова Иван Мигалкин, а временными заседателями - кангаласский старшина В. Павлов, ботурусский старшина И. Артемьев, намский - К. Прокопьев, дюпсинский - П. Васильев, баягантайский - А. Калининский и мегинский староста Я. Березин.

 

Якутский областной начальник Мягкий поставил перед думой задачу проведения среди якутов более уравнительного распределения земли, т.к. концентрация земли в руках тойонов и "лутчих людей" была не в интересах казны и несла немалый ущерб.

 

Так, в частности, все казённые подати за весь наслег распределялись в первых четырёх классах с таким расчётом, что I и II классы участвовали во всех повинностях без ясака, IV - выплачивал подати за своих наличных членов, V класс был полностью освобождён от всех повинностей.

 

При таких обстоятельствах дела дума, чтобы удовлетворить требованиям губернаторского и областного начальства, решила, не прекращая связи между землепользованием и ясачным платежом, несколько расширить круг плательщиков ясака. Исходя из таких соображений, Якутска степная дума предписала провести в 1827 г. с общего согласия ясакоплательщиков первых трёх классов произвести новое распределение ясака и земли.

 

С первой поры деятельности думы обнаружилась вся неавторитетность и некомпетентность её в качестве высшего органа самоуправления якутских улусов. Грозные времена земских комиссаров значительно ослабли в памяти местного населения. Тем более, в распоряжении думы не было никаких мер устрашения и наказания, какими, например, располагал земский суд. Поэтому не удивительно, что к началу 1828 г. требуемое распределение земли ещё не было сделано, и новые списки распределения земли улусные управы представили Второй ясачной комиссии, деятельность которой началась с лета 1828 г. По новой раскладке почти везде часть населения III и IV классов была введена в ясак и наделена землёю. Но производилось это главным образом за счёт второклассных. Первый класс и на этот раз ничем не поступился из своих земель, отделавшись лишь незначительной прибавкой к своим платежам.

 

В 1829 г. Якутская дума просила разрешения послать в Петербург двух доверенных лиц по случаю составления Свода степных законов и для представления наказов населения Якутской области. В декабре 1829 г. величайшим указом посылка такой делегации была разрешена.

 

Извлечение из книги А. И. Гоголева, ИСТОРИЯ ЯКУТИИ (Обзор исторических событий до начала ХХ в.) Якутск 1999 г.

Последнее изменение: 1.07.2011 08:39
X
Ошибка в тексте:
Сообщить об ошибке администратору? Ваш браузер останется на той же странице